Все записи

Интервью с CEO Altyn Bank Аскаром Смагуловым

Если вы хотите работать в Altyn Bank или присоединиться к первому цифровому банку в Казахстане Altyn-i, то вы попадете на интервью к СЕО АО «Altyn Bank». Мы расспросили Аскара Сагидоллаевича о перспективах, которые ждут новых сотрудников, узнали, как реализуются сложные IT-проекты в банковской сфере, и почему крупные банки с трудом выводят на рынок инновационные продукты.

- Аскар Сагидоллаевич, расскажите, пожалуйста, как пришла идея создания цифрового банка, и кто помогал реализовать беспрецедентный по сложности в Казахстане проект?

- Идея родилась достаточно давно, приблизительно в 2012 году, когда запускались первые проекты «банков без филиалов». Мир давно уже стал глобальным, все думают и говорят примерно об одном и том же, мы тоже пришли к этому естественным образом. Тогда в Халык Банке мы начали обсуждать выделение онлайн-банкинга в отдельное подразделение, но в тот момент не было всех необходимых ингредиентов, чтобы решиться на такой проект. Мы ждали своего часа.

Однажды мой коллега посетил одну конференцию в Сингапуре, где в качестве гостевого лектора выступал Клейтон Кристенсен, автор книги «Дилемма Инноватора» и термина «подрывные технологии». Мой коллега дал мне почитать эту книгу. Одна из основных идей его работы: «Если вы хотите создавать подрывные технологии (disruptive technology), то делайте это в отдельной организации, так как в существующей организации вы будете конкурировать за ресурсы, время, инвестиции, людей с основными бизнес-подразделениями, а корпоративная культура больших организаций иногда может не поддерживать инновации». В конце 2013 года Халык Банку поступило предложение от HSBC по покупке казахстанского подразделения, а в феврале 2014 года стороны договорились о всех принципиальных моментах сделки. Мы решили, что проект цифрового банка будем реализовывать на платформе приобретаемого банка. Момент настал, и мы получили необходимую среду: отдельная организация, небольшой банк с шестью филиалами и девственный IT-ландшафт.

Мы зрело подошли к созданию этого проекта, разговаривали со специалистами на рынке – это не было спонтанным решением. Долгое время изучали опыт наиболее успешных цифровых банков в мире и теорию на основе имеющихся книг и статей на эту тему. Нам очень повезло, что на ранней стадии проекта, когда формировалась IT-архитектура цифрового банка к нам присоединилась команда консультантов Accenture.

- Цифровой банк позволяет обслуживать клиента вне зависимости от его местоположения. Есть ли возможность дальнейшего развития продукта за пределами Казахстана?

- Хорошая новость в том, что мир становится глобальными и виртуальным, и большинство услуг предоставляется онлайн вне зависимости от вашего местонахождения. Даже в таких традиционных сферах как медицина происходит колоссальный сдвиг в цифровое пространство. Банковские услуги с самого начала были рождены, чтобы быть виртуальными, так как банковские счета ведутся в виде записей. Знаете, почему в советское время сберкассы работали только до обеда? Потому что до обеда они проводили операции, а после обеда поводили записи в учетных книгах.

Плохая новость, что банковская отрасль не может лететь быстрее, чем движется подстилающее законодательство. Существуют государственные границы и определенные требования местных регуляторов, которые достаточно сложно выполнить, будучи за пределами страны. Например, счет в казахстанском банке невозможно открыть без наличия ИИН. Дистанционно такой документ получить достаточно сложно. С другой стороны, в Грузии, например, для открытия счета ничего кроме копии паспорта не нужно.

- Вы выбрали достаточно неформальный стиль общения с клиентами, это связано с концентрацией на молодой аудитории?

- Мы не ориентируемся на какую-то группу – это не обязательно яппи, миллениалы или состоятельные люди. В процессе изучения международного опыта мы наткнулись на одно интересное исследование Bain & Company «Building the Retail Bank of the Future», где приводился манифест клиента банка будущего из десяти пунктов. Мы поняли, что, если человек разделяет эти ценности, значит, он и есть наш клиент, и неважно, сколько ему лет и как хорошо он разбирается в технологиях. А неформальный стиль общения – это скорее маркетинговый ход, тем самым мы показываем, что мы действительно хотим быть рядом с нашим клиентом и быть с ним или с ней на «ты».

- Каким вы видите проект через 3 года?

- Наш бизнес-кейс строится на достаточно консервативных бизнес-показателях. Кроме того, мы находимся в очень выгодном положении – повторить подобное кому-то из конкурентов в ближайшее время будет очень тяжело, для этого в одном месте и времени должны сойтись сразу несколько факторов, и это не только размер инвестиций, команда, чистый IT-ландшафт.

У мелких и средних банков просто нет столько средств, чтобы построить такой же контур, как в Altyn-i. Мы не просто красивый «интернет-банк» как некоторые его представляют – за фасадом стоит 11 крупных ИТ-систем, на внедрение каждой из которых нашим конкурентам понадобится от 12 до 18 месяцев.

К тому же у новых игроков и мелких банков нет достаточного запаса прочности для такой бизнес-модели. Например, в апреле 2016 года российский Rocketbank был куплен более крупным игроком банком «Открытие». Другой российский интернет-банк Instabank в прошлом месяце объявил о закрытии после 3 лет работы из-за отсутствия финансирования. Это очень длинная история, и выдержать такую марафонскую дистанцию маленькие банки просто не могут. Тот же Amazon на рынке уже более 20 лет, но только сейчас начинаются разговоры о прибыли и выплате дивидендов акционерам.

Почему этим не могут заняться крупные банки? Дело в том, что им необходимо заниматься обслуживанием текущих клиентов, а это всегда отвлекает много ресурсов. У больших компаний есть иллюзия – они думают, что сами решают, что им делать. Но на самом деле все решает клиент. Степень свободы крупной организации – очень маленькая. Не всегда можно развернуть танкер даже на полградуса от своего направления, а это область настолько инновационная, что тут нужно очень сильно менять направление. Большой банк не может повторить такую историю в силу культурологических аспектов и требуемых колоссальных инвестиций: это десятки миллионов долларов и годы на разработку и внедрение.

В консервативном сценарии за нами стоит очень прибыльный традиционный банк, часть прибыли которого может пойти на развитие и поддержание цифрового банка. У нас всего 6 отделений и 90 тысяч клиентов, готовых к диджитализации, и если 15-20% существующих клиентов перейдет в цифровой банк, то мы спокойно окупим свой бизнес-кейс. Трудно придумать сценарий, при котором мы не окупим проект – это сценарий апокалипсиса.

В лучшем случае мы будем конкурировать с новыми игроками на рынке. Но наше отличие в том, что мы не концентрировались на одной ИТ-системе, мы подходим комплексно к построению банка - он цифровой не только снаружи, но и внутри: люди не участвуют при принятии решений, в открытии/закрытии депозитов, получении выписок и т.д. Тоже самое будет и с кредитными продуктами. Ценовое превосходство модели просто колоссальное. Идеальный пример – немецкий цифровой банк Fidor Bank – обслуживает более 100 тысяч клиентов с размером штата 150 человек.

- Какие перспективы ожидают тех, кто присоединится к вашему проекту?

- Прежде всего нужно понимать, что проект Altyn-i заключается не просто во внедрении IT-систем, это действительно цифровая трансформация банка в тесном взаимодействии с ИТ-инновациями, маркетингом и бизнес-анализом.

Мы пытаемся сделать продукт, подходящий стилю жизни и запросам клиентов. Почему можно за 5 минут зарегистрироваться в системе PayPal, заказать пиццу, такси и многое другое, а открыть счет в банке нет? Мы стремимся именно к этому! Мы не будем конкурировать с банками, мы хотим конкурировать с самыми крутыми ритейлерами, хотим влиться в образ жизни современного человека.

Я даже завидую своим коллегам по проекту Altyn-i. У них уникальная ситуация, когда все факторы сошлись воедино и можно делать будущееи– редко в жизни такое бывает. Что мы делаем сейчас было просто нереально представить 10 лет назад. И не только в Казахстане.

- Помимо технологических отличий вы серьезно отошли от стандартной организационной модели банка, внедрив универсальных банкиров. В чем суть данного нововведения?

- Изначально банковские системы разрабатывались для работы в отделениях. Потом приблизительно в 1980-х появились первые колл-центры. Что им дали в качестве программного обеспечения? Ту же систему, с тем лишь различием, что ты не видишь клиента. Потом появился интернет. Ни системы, ни продукты не изменились – снова была попытка приспособить новый канал к старым системам. И организационная структура была адаптирована под систему и ее продукты. Она не была ориентирована на клиентов.

Мы же изменили организационную структуру под нужды клиента, с учетом того, что наш клиент делает все сам, а «универсальный банкир» помогает только в случае возникновения проблем. К тому же это делает компанию менее иерархичной и более гибкой.

- Универсальный банкир – это новая профессия на рынке, какие преимущества несет в себе эта позиция и какие возможности открываются для дальнейшего роста?

- Это начальная позиция, которая дает широкие возможности получения опыта, т.к. нужно заниматься практически всем, совмещая в себе функции по платежам, безопасности, валютному контролю и т.д.

В американских госпиталях внедрена система triage, где доктор решает 10% проблем пациентов, а 90% – решает профессиональная медсестра, и только в отдельных случаях, когда не может справится самостоятельно, отправляет вас к доктору. Вот так мы и представляем нашего универсального банкира.

В ближайшее время я не вижу конкурентов, которые смогут повторить наш опыт и создать такую же группу людей, но внутри нашей компании у них есть возможность для роста в цифровом банке. Мы хотим, чтобы они переходили в другие области: тестирование, бизнес-аналитика, сопровождение системы и др.

- Мы брали интервью у HR-директора AltynBank, в котором она рассказала, что вы проводите интервью почти со всеми, кто приходит в банк. С чем связана такая достаточно необычная для банковского сектора практика?

- Не со всеми, ну точно с теми, чьи подразделения я курирую – примерно 2/3 наших сотрудников проходит через меня. Это привычка идет еще с Халык Банка, когда я начал курировать операционное направление и IT. Тогда я попросил организовать двусторонние встречи со всеми новыми специалистами. Я опасался, что могу не узнать всего потенциала человека, мне хотелось понять людей, так как некоторых из них можно не видеть месяцами.

Большая часть моей работы в данное время – это находить правильных людей на вакантные места. Мне это нравится, в этом помогает 20-летний опыт работы с людьми. Очень часто то, чем молодой человек думает заниматься, чем будет, и что ему подходит – может быть тремя разными вещами. В 90% выбор профессии – выбор их членов семьи. Может быть, это и правильно. Тем более сегодня есть возможность повысить квалификацию, обучиться смежной дисциплине, в т.ч. дистанционно. Но важно на раннем этапе направить человека в нужное русло.

Другой момент – нехватка опыта в какой-то сфере. Если человек не имеет достаточного опыта, я на основе вопросов могу предположить, что, наверное, у него это может получиться. Это важно в условиях дефицита квалифицированных кадров. Вопросы достаточно простые, ситуационные, например, когда вы собираетесь в отпуск, за какой срок вы покупаете билет, когда начинаете собирать чемодан? По таким вопросам можно определить хорошего проектного менеджера.

- Мир меняется, многие области уходят в онлайн, и как вы только что отметили, появилось множество возможностей для самообучения, а как вы относитесь к онлайн-образованию?

- Я с большим интересом отслеживаю новости в этой сфере. К сожалению, не у всех людей есть одинаковые возможности на получение качественного образования, т.к. существует большое количество барьеров: визы, границы, финансовое положение. Я вижу по многим людям, что они могли бы гораздо больше приносить пользы для себя, для общества, для страны, если бы у них было больше знаний. Для Казахстана и развивающихся стран, для людей, чье финансовое состояние не позволяет получить образование, для людей со слабым здоровьем – это колоссальная возможность.

Обратной стороной такой трансформации является повышающаяся конкуренция. Я стараюсь объяснить своим детям, что они не будут конкурировать с ребятами из своего класса, с выпускниками Алматы и даже не Казахстана. Мир становится настолько глобальным, что вы будете конкурировать с несколькими сотнями миллионов человек по всему миру. Но все же я считаю это одним из самых больших достижений современного общества за последние 15-20 лет. Это идея будущего!

- Большое спасибо за интервью!

Если вы хотите присоединиться к команде Altyn-i, то перейдите по ссылке: https://hipo.kz/companies/altyn-bank/jobs/

Хотите узнать больше о компании и команде? Мы подготовили еще несколько материалов: https://hipo.kz/companies/altyn-bank/blog/

Александр Васильченко: "Все банки схлопнутся в одну точку"
Асель Жиенбаева, Chief Digital Officer МФЦА: «Если выбирать профессию, то выбирайте любимое дело"
Офис AltynBank в Алматы
Персонификация обслуживания и тотальная диджитализация
AltynBank. Интервью с Директором по работе с персоналом Сегизбаевой Баян
Запустит ли Первое Кредитное Бюро собственный банк и интернет-паспорт для казахстанцев?