Все записи

Как не сходить с ума на работе: опыт компании Basecamp

Как избавиться от тревоги, стресса и хаоса на работе? Почему вам пора отказаться от перегруженных календарей и бесконечных совещаний? Как лозунг «Мы — одна семья!» вредит сотрудникам и компании? Почему комфорт лучше прогресса, а продуманная позиция важнее консенсуса? Ответы на эти и другие вопросы в книге «Не сходите с ума на работе» дают генеральный директор компании Basecamp Джейсон Фрайд и директор по развитию Basecamp Дэвид Хайнемайер Хенссон. Ниже несколько интересных фрагментов из русского перевода книги, который выходит в издательстве «Манн, Иванов и Фербер».

Сумасшедший дом на работе

Сколько раз вы слышали или сами говорили фразу «На работе — настоящий дурдом»? Для многих «дурдом» стал нормой. Но почему до этого дошло?

По двум причинам. 1) Рабочий день разбивается на короткие отрезки в угоду реальным и виртуальным отвлекающим факторам. И 2) стремление во что бы то ни стало добиться постоянного роста создает завышенные ожидания, убивающие нервные клетки.

Неудивительно, что все стараются начинать трудовой день раньше, заканчивать позже, задействуют выходные и вообще каждую свободную минуту. Даже уходя домой, люди продолжают мысленно пребывать в офисе. Работа поглощает все время, и на жизнь его уже не остается. Одни объедки.

А хуже всего, что сверхурочными часами, постоянной занятостью и недосыпанием теперь принято гордиться. В действительности же постоянное переутомление — это не повод для хвастовства, а признак глупости.

К сожалению, дело не только в заведенном руководством порядке — фрилансеры и индивидуальные предприниматели изматывают себя точно так же.

Некоторые думают, что многочасовые старания и перспективные новые технологии облегчат ношу. Но нет. Она лишь тяжелеет.

Положение усугубляется не тем, что работы становится больше. Проблема в отсутствии времени, когда можно без помех и спокойно заниматься своими обязанностями. И этого не поймешь, пока не подсчитаешь, сколько времени потрачено на чепуху.

Сколько часов в течение шестидесяти-, семидесяти- и восьмидесятичасовой трудовой недели люди на самом деле посвящают собственно работе? А сколько отнимают встречи, необходимость постоянно отвлекаться и неэффективные методы работы? Целую кучу.

Надо не прибавлять часы, а меньше тратить их на всякую ерунду. Беречь время, а не повышать продуктивность. И пореже отвлекаться, прекратить напрягаться и нервничать.

Стресс передается от руководства компании к сотруднику, от коллеги к коллеге и далее клиентам. Стресс не остановить границами рабочего времени. Он перетекает за пределы офиса и разъедает отношения с друзьями и семьей.

Кругом столько приманок! Уловки тайм-менеджмента. Новые способы коммуникации. А требования все растут. Больше общения, больше собеседников в разных местах, все требуют ответа через несколько минут. Все быстрее и быстрее… а зачем?

Если у вас на работе непрерывный дурдом, вот вам два слова: к черту! И еще пара: хватит уже.

Компаниям пора остановить изнурительную гонку сотрудников за многочисленными и все более надуманными целями, устанавливать которые их заставляет эго. Надо дать людям возможность работать спокойно. И перестать поощрять безудержное рвение.

Уже почти 20 лет мы стараемся поддерживать у себя в Basecamp спокойную обстановку. Без стрессов, срочности, спешки, сверхурочных, ночных бдений, невыполнимых обещаний, текучки, нереалистичных дедлайнов и затяжных проектов.

Никакого «роста любой ценой». Никакой суеты. Никаких амбициозных целей. Никаких «догнать и перегнать Корпорацию Х». Никакой горячки. И при этом все эти годы работаем в плюс.

Наша сфера — одна из самых конкурентных в мире. Помимо технологических гигантов в ней доминируют стартапы, обеспеченные сотнями миллионов долларов венчурного капитала. А у нас его не было. Откуда мы получили деньги? От клиентов. Можете считать нас старомодными.

Занимаясь разработкой ПО, мы, по логике, должны стремиться занять свою нишу в Кремниевой долине, но в ней нет ни одного нашего сотрудника. У нас работает 54 человека, и они распределены по 30 городам мира.

Бόльшую часть года рабочая неделя в Basecamp составляет 40 часов, а летом — 32. Каждые три года мы отправляем людей в творческий отпуск на месяц. И не только оплачиваем отпуск, но и выделяем дополнительную сумму на отпускные расходы.

И нет, в девять вечера среды никак. Подождет до девяти утра четверга. Нет, и не в воскресенье. В понедельник.

Бывают ли у нас стрессы? Конечно, такова жизнь. Является ли каждый наш день райской сказкой? Разумеется, нет, не станем обманывать. Но мы стараемся изо всех сил сделать стрессы исключением. Наш фирменный стиль — это спокойная атмосфера. Так и задумывалось. Мы поступаем не как все.

Наша компания создавалась по-особому. Мы хотим рассказать, какой нам приходилось делать выбор и почему. Повторить наш путь может кто угодно, было бы желание. Подарите своим сотрудникам спокойствие!

Современная рабочая обстановка большей частью нездоровая. Но хаос ни в коем случае не должен превращаться в норму. Тревожность — не залог прогресса. Для достижения успеха не надо целыми днями просиживать на совещаниях. Такое извращенное понимание трудовой деятельности — побочный эффект неработающих моделей и худших методов в стиле «за компанию». Отойдите от края — пусть прыгают дураки.

Спокойствие экономит время и способствует сосредоточенности.

Спокойствие — это 40 рабочих часов в неделю.

Спокойствие — это разумные ожидания.

Спокойствие — это масса свободного времени.

Спокойствие — это тишина.

Спокойствие — это ясный горизонт.

Спокойствие — это встречи только в случае крайней необходимости.

Спокойствие — это приоритет индивидуальному планированию, а не общению в реальном времени.

Спокойствие — это больше независимости и меньше взаимных притязаний.

Спокойствие — это стабильные долгосрочные методы.

Спокойствие — это прибыль.

Счастливые пацифисты

В мире бизнеса принято бороться за победу, стремиться к доминированию и крушить конкурентов. С подобной точки зрения любой бизнес-лидер — это крошечный Наполеон. Ему недостаточно урвать кусок от Вселенной. Ему надо, черт побери, целиком ее заграбастать!

Компании, которым кажется, что они живут в мире с нулевой суммой, не «зарабатывают долю рынка», а «захватывают рынок». Они не обслуживают клиентов, а «завоевывают» их. Они «нацелены» на потребителей, собирают «подразделение» по продажам, нанимают «охотников» за персоналом, избирают «стратегию» и «срывают» куш. Этим языком войны пишутся трагические истории. Те, кто мнит себя офицерами, которым надо устранить врага (конкурентов), оправдывают грязные технологии и проповедуют низкую мораль. И чем масштабнее бой, тем гнуснее действия.

Как говорится, в любви и на войне все средства хороши. Вот только это не любовь и не война. Это бизнес. К сожалению, от военных метафор трудно отказаться. В СМИ конкурирующие компании шаблонно называют враждующими сторонами. Хорошо продаются секс и война, а бои в бизнесе — это своего рода порнография для финансовой рубрики. Но для нас эта «крутизна» ровным счетом ничего не значит.

Мы пребываем в мире. У нас нет имперских амбиций. Мы не стремимся доминировать в своей сфере или на рынке. Мы всем желаем добра. Чтобы получить свое, нам не надо отнимать чужое.

Какова наша доля рынка? Да какая разница! Достаточно ли у нас клиентов, чтобы покрыть издержки и получить прибыль? Да. Растет ли ежегодно их число? Да. И нам этого достаточно. Ничего не зависит от доли рынка, будь она два процента, четыре или 75. Важно, что у нас здоровый бизнес с крепкой экономикой, который нас полностью устраивает. Издержки под контролем, продажи прибыльные.

Чтобы определить свою долю на рынке, сначала надо его точно измерить. На момент выхода книги в печать Basecamp ежемесячно получает отчисления от 100 000 компаний. В сумме это десятки миллионов долларов ежегодно. По сравнению с рынком ничто, но нам вполне достаточно. Мы стараемся для клиентов, и они приносят нам выгоду — вот и все, что нужно. Нам не надо удваивать, утраивать и учетверять долю рынка.

Многие компании одержимы манией сравнения себя с другими. Не важно, первые ли они, вторые или третьи в своей сфере — они во всем сравнивают себя с ближайшими конкурентами. Кто какую получил награду? У кого больше денег? О ком пишет пресса? Почему они спонсируют ту конференцию, а не нас?

Как метко выразился Марк Твен: «Сравнение убивает радость». Мы с ним согласны.

Мы в Basecamp не занимаемся сравнениями. На наши способности и замыслы никак не влияет то, что делают другие. Мы не гоняемся за призраками. Мы полностью удовлетворены качеством своей работы и измеряем ее собственным довольством и клиентским спросом.

Единственное, чего нам хотелось бы,— это уничтожить устаревшие идеи.

Противоположность завоеванию — это не поражение, а участие. Быть одним из многих вариантов на рынке значит действительно давать потребителям выбор. Согласившись с этим утверждением, вы с легкостью распрощаетесь с «армейскими» метафорами, что уже давно пора сделать.

Чего бы вам в конечном итоге хотелось — победить в воображаемом конкурсе, пустив пыль в глаза конкурентам, или просто забыть о них и делать самый лучший продукт, на который вы способны?

Комфорт — это круто

Идея постоянного выхода из зоны комфорта очевидно бессмысленна, но часто упоминается в манифестах компаний. Якобы деятельность, не доставляющая неудобств, свидетельствует о недостаточном старании. Да что вы говорите?

Испытывать дискомфорт, а тем более страдать ради прогресса — занятие, лишенное всякой логики. Лозунг «Без пота не победишь!» хорошо смотрелся бы в спортзале, но работа и физкультура — не одно и то же. (К тому же, надрываясь, здоровее не станешь.)

Конечно, иногда, на пороге прорыва, несколько последних шагов могут принести врéменные неудобства и бывают выстраданными. Но это исключение, а не правило.

Вообще, мы не считаем, что переход на следующий уровень требует откуда-то прорываться. Нередко самую большую победу приносит не прорыв, а наоборот, погружение, уход вглубь, выжидание в укромном месте. Мастерство чаще всего в глубине, а не в широте.

Как правило, если что-то доставляет дискомфорт — оно неправильно. Неприятными ощущениями человеческий организм реагирует на сомнительную или опасную ситуацию, будь то бесконечные переработки допоздна, раздувание бизнес-показателей ради привлечения инвесторов или продажа личных данных пользователей рекламодателям. Постоянно подавляя ощущение дискомфорта, можно потерять себя вместе с честью и совестью.

И напротив, прислушиваясь к негативным ощущениям и отстраняясь от их источника, быстрее найдешь правильный путь. За много лет работы в Basecamp мы многократно в этом убеждались.

Нам было неприятно осознавать, что два сотрудника, выполняющих одну и ту же работу на одной и той же позиции, получают разную зарплату, поэтому мы изменили свой подход к распределению вознаграждений, в частности отказались от индивидуальных переговоров о зарплате и внедрили простейшую систему.

Еще некомфортно было работать на людей из других компаний, забравших немалую часть венчурного капитала, за счет которого Basecamp получала независимость и доход.

Для спокойствия важно пребывать в зоне комфорта.

Эффективность > продуктивность

Сейчас все только и говорят о том, как стать продуктивнее. Появляется все больше методов и инструментов повышения продуктивности. Но продуктивности в чем?

Это характеристика машин, а не людей. Нет никакого смысла в том, чтобы пытаться вместить некое количество «единиц работы» в некий отрезок времени или втиснуть большее в меньшее.

Машины могут работать круглосуточно и без выходных, а люди — нет.

Гоняясь за продуктивностью, многие стараются непрерывно что-то делать. Заполнять действием каждый момент. А дела никогда не заканчиваются!

Мы в Basecamp не верим в такую показную занятость. Мы верим в эффективность. Мы подсчитываем не что нужно сделать, а чего можно не делать.

Продуктивность — это отсутствие свободного времени, когда расписана каждая минута и делаешь все, что только возможно успеть. На самом деле суть в том, чтобы высвободить побольше времени на жизнь помимо работы. На увлечения или общение с семьей и друзьями. Или просто на безделье.

Да-да, ничего не делать вообще-то нормально. Или, лучше сказать, когда нет ничего, что стоило бы делать. Если у вас работы на три часа в день, остановитесь на этом. Не добавляйте еще пять, чтобы занять голову или чувствовать себя продуктивным. Не делать то, чего делать не стоит, — вот отличный способ провести время!

FOMO? JOMO!

FOMO (англ. fear of missing out — прим. ред.) Страх упущенных возможностей. Именно он заставляет поминутно проверять Twitter, Facebook, Instagram, WhatsApp и прочие приложения. Сколько людей десятки раз в день хватаются за телефон, услышав звук уведомления, потому что «А вдруг это что-то важное!». (И почти всегда это пустяк.)

Теперь это явление касается не только социальных сетей, оно просочилось и в работу. Как будто для развития FOMO было недостаточно электронной почты! Сейчас его подпитывает новое поколение инструментов общения в реальном времени, таких как чаты. И они весь день воруют ваше внимание, потому что вы боитесь что-нибудь пропустить.

К черту! Людям следовало бы игнорировать бóльшую часть явлений и событий. Мы в Basecamp поощряем JOMO (англ. joy of missing out — прим. ред.)! Радость упущенных возможностей.

JOMO позволяет отключить фонтан информации, болтовни, отвлекающих факторов и заняться наконец работой. С JOMO вы с тем же успехом узнаете обо всем происшедшем из одного утреннего письма, а не по каплям в течение дня.

Нет никакой необходимости держать всех сотрудников в курсе происходящего в компании. Особенно в режиме реального времени! Если это действительно важно, вы об этом узнаете. Но в стенах офиса редко происходит что-то из ряда вон выходящее. И это прекрасно. Работа — это не новостной портал. Пора прекратить считать всякую ерунду главным событием дня.

Для борьбы со слухами и домыслами у нас в Basecamp ежемесячно выпускается «Пульс» — краткий обзор состояния дел и успехов команд, составленный их руководителями. Все события фильтруются до сути, интересной остальным коллегам, без ненужных деталей.

Сейчас люди относятся к любым событиям на работе так, как будто по ним предстоит писать контрольную. Им надо знать все факты, числа, имена участников и что точно произошло. В большинстве случаев это напрасная трата умственных усилий, а главное — вопиюще безответственное распыление внимания.

Сосредоточьтесь на текущих задачах. Это все, о чем мы просим. Все, чего мы требуем. Когда вам о чем-то непременно надо будет узнать, не волнуйтесь, мы вам сообщим. Если вы любознательны — прекрасно, интересуйтесь, чем пожелаете, но мы бы хотели, чтобы сотрудники испытывали удовольствие от возможности сосредоточиться, а не отчаянный, панический страх упустить что-то совершенно незначительное.

Мы не семья

Компании любят лозунг «Мы — одна семья!». Он не соответствует действительности. В Basecamp мы просто коллеги. Это не значит, что мы равнодушны друг к другу и что никто ни для кого палец о палец не ударит. Мы заботимся друг о друге. Но мы не семья. Как и ваша компания.

Более того, Basecamp — не «наше детище». Это наш продукт. Мы хотим сделать его как можно лучше, но не пойдем за него в огонь и в воду. И вам не советуем.

Мы не пудрим мозги ни себе, ни другим. Мы вместе работаем над продуктом. И гордимся этим. Этого достаточно.

Если руководитель говорит, что ваш коллектив как одна семья — держите ухо востро. Обычно это утверждение не подразумевает, что компания будет вас любить и встанет на вашу сторону, что бы ни случилось, как положено между родственниками. Скорее вы должны будете принести единоличную жертву на корпоративный «семейный» алтарь.

Образ семьи естественным образом пробуждает самоотверженность и желание сделать ради нее все возможное. Вы работаете без выходных и отпусков не ради результата, нет-нет, это все на благо семьи. Начальство беспардонно давит на эмоции только для того, чтобы заставить вас забыть о собственных рациональных интересах.

Коллегам не обязательно притворяться родственниками, чтобы быть вежливыми друг с другом. Или добрыми. Или оказывать помощь. Свою признательность гораздо уместнее выражать принципами, корпоративной политикой, а главное, делом.

К тому же разве у вас нет своей семьи и близких друзей? Компания — это не уличная ватага сирот, выживающих в жестоком мире. Попытки заменить семью, которая у вас уже наверняка есть, являются еще одной уловкой, чтобы поставить нужды компании выше ваших. Это нечестно.

Хорошая компания — не семья. Это помощник семьи и ее союзник. Она обеспечивает здоровую, способствующую самореализации атмосферу на работе, чтобы, вовремя выключив компьютер, сотрудники снова стали мужьями, женами, родителями, братьями, сестрами и детьми.

Не сражайтесь за кадры

Кадры не стоят того, чтобы за них бороться. Это не дефицитный и не конечный ресурс — сегодня есть, а завтра нет. К тому же кадры плохо переносят смену обстановки: суперзвезда в одной компании в другой оказывается ни на что не годным работником. Итак, не сражайтесь за кадры.

Следует вообще забыть о борьбе за «ценный» персонал. Не думайте, что им можно завладеть, лучше растите и воспитывайте свой, а семена для него есть в избытке на всей планете.

На работе почти все зависит от обстановки. Любая, самая восхитительная орхидея завянет без соответствующего ухода. Создав оптимальную среду, проявив терпение, вы сможете вырастить собственные прекрасные цветы. Не воруйте у соседей!

В команде Basecamp нет суперзвезд, переманенных из других компаний. Зато есть множество талантливых сотрудников, которые остаются с нами долгие годы,— некоторые уже больше десятка лет.

Никто из них не привлечен нами из мест, где идет активная борьба за персонал, например из Сан-Франциско, Сиэтла или Нью-Йорка. Не потому, что там мало ценных сотрудников, а потому, что их много где угодно.

Например, мы нашли отличного дизайнера в оклахомской газете, крутого программиста в маленькой веб-дизайнерской конторе на окраине Торонто и потрясающего сотрудника по работе с клиентами в Теннесси, где он работал в магазине готовой еды. Место рождения и проживания нас не интересуют, равно как и наличие формального образования. Как уже говорилось, мы смотрим на то, что человек умеет делать, а не на его дипломы и степени.

По нашему убеждению, гораздо приятнее развить чей-то потенциал, чем заполучить уже состоявшегося специалиста. Большинство своих сотрудников мы наняли не за то, какими они были, а за то, какими они могли бы стать.

Чтобы вырастить своих звезд, нужны терпение и спокойная атмосфера. Так что вперед!

Не ведите переговоры о зарплате

Чтобы ваш труд в большинстве компаний адекватно оплачивался, недостаточно хорошо работать. Надо еще уметь блестяще вести переговоры. Большинство людей этим искусством не владеют, поэтому им недоплачивают. Иногда они получают даже меньше недавно пришедших более молодых коллег.

Многие просто не любят торговаться — и точка. Ни за машину, ни за дом, ни за средства к существованию. Им это неприятно. Ведь даже если получишь желаемое, останутся сомнения: «А вдруг можно было выбить больше?» (Чаще всего они возникают, если ваше предложение принимают сразу.)

Почему же компании годами заставляют всех играть в эту дурацкую игру?

Надо признаться, мы тоже так делали. Торг по зарплате считается одним из непреложных законов бизнеса. Несколько лет назад мы отступили от этой практики — полностью отказались от нервирующего ежегодного ритуала.

Отныне все наши сотрудники на одинаковых должностях и на одном уровне получают равные деньги. Одна и та же работа — одна и та же зарплата.

Новых сотрудников мы оцениваем по шкале от младшего программиста до программиста, старшего программиста, ведущего программиста и руководителя программистов (или дизайнеров, сотрудников клиентской службы, операторов и кого бы то ни было). По тому же принципу мы оцениваем повышение. Любой сотрудник, новый или старый, соответствует какому-то уровню шкалы и получает установленную для его должности зарплату.

Раз в год мы изучаем ситуацию на рынке и одновременно индексируем заработок всем сотрудникам. Сама зарплата находится в диапазоне верхних 10% от средней по рынку, независимо от должности. Это касается всего штата: клиентской службы, операторов, программистов и дизайнеров.

Если у кого-то зарплата ниже этого уровня, мы ее поднимаем. Если у кого-то она выше, то остается без изменений. (Урезать ее из-за ситуации на рынке мы не собираемся.) Получив повышение, сотрудник может рассчитывать на соответствующий новой позиции заработок.

Данные по рынку мы берем у исследовательских агентств. Они опрашивают множество компаний в нашей сфере (от гигантов до сравнимых по масштабу с Basecamp). Это не идеальная система (периодически мы сверяемся с другими источниками), хотя она определенно лучше, чем «слышали, что Х платит Y…?»

В своих расценках мы основываемся на данных Сан-Франциско, хотя в этом регионе у нас нет ни одного сотрудника. Это самый высокооплачиваемый в нашей сфере город в мире. Поэтому где бы вы ни жили, работая у нас, вы получаете самую высокую зарплату по рынку. В конце концов, место жительства не имеет отношения к качеству работы, а за него-то мы и платим. Тогда какая разница, где жить — в Бостоне, Барселоне или в Бангладеш?

Начинали мы не с таких высоких зарплат, как в Сан-Франциско. Сначала Basecamp ориентировалась на Чикаго. Хотя важно не столько то, какому городу соответствует зарплата ваших сотрудников и как она соотносится со средней по рынку, сколько то, чтобы за одинаковую работу сотрудники одного уровня получали равную зарплату.

Такой подход дает возможность выбирать место жительства, и нашему сотруднику ничего не мешает переехать в более дешевый для жизни регион. Мы за удаленную работу — члены нашей команды рассеяны по всей планете.

Премий в традиционном понимании в Basecamp тоже нет, то есть сотрудники получают сопоставимую с другими компаниями оплату плюс бонусы. (Много лет назад мы использовали премиальную систему, но поняли, что люди относятся к премии как к части зарплаты — то есть, не получив ее, чувствуют себя так, как будто им урезали постоянный заработок.)

Также мы не используем в качестве вознаграждения акции, поскольку не собираемся продавать Basecamp. К тому же если эти ценные бумаги составят бόльшую часть бонуса, неустойчивость рынка будет нервировать их новоиспеченных обладателей. Спокойствию это никак не способствует.

В свою очередь, мы обязались распределить между сотрудниками 5% от дохода с продажи компании, если когданибудь на нее решимся. Таким образом, людям не надо отслеживать цены на акции и беспокоиться о колебаниях рынка. Если что-то случится, мы с ними поделимся. А если нет, то не о чем и рассуждать. Это приятный сюрприз, а не компенсация.

Еще мы недавно внедрили новую схему распределения прибыли. Если общий доход за год вырос, мы распределяем между сотрудниками 25% независимо от должности и личной эффективности. Поскольку у нас нет отдела продаж, это не комиссионное вознаграждение. Свою долю получает каждый или никто.

На рынке мало компаний, где зарплата выше, чем в Basecamp. Разве что у искусных переговорщиков, способных убедить работодателя платить ему за ту же работу больше, чем его коллегам.

Во многих местах предлагают «лотерейные билеты» (они же премии акциями), которые могут за ночь сделать вас миллионером, если вы устроитесь в стартап и он вопреки суровой реальности превратится в новый Google или Facebook.

Но Basecamp не стартап. Мы занимаемся разработкой ПО с 2004 года. Это стабильное, надежное и выгодное предприятие.

Никакая премиальная система не будет идеальной, но наша модель по крайней мере никого не вынуждает менять работу только ради получения достойной зарплаты. Лучшим доказательством этому служит факт, что большинство сотрудников работают в Basecamp давно (50% — более пяти лет) и не собираются уходить. Это редкость в сфере, где средняя продолжительность работы в топовых технологических компаниях составляет меньше двух лет.

Разумеется, люди могут покинуть Basecamp не только из-за зарплаты. Они уходили по разным причинам. Например, хотели попробовать свои силы в Кремниевой долине или сменить профессию. И это здóрово! Небольшая текучка — это плюс при условии, что зарплата не является основной ее причиной.

Наем и обучение персонала требуют не только финансовых затрат, но и усилий. Их можно вложить в улучшение продукта в партнерстве с теми, кто уже давно с вами счастлив благодаря справедливой и прозрачной системе вознаграждений.

Работать в сложившейся команде приятно, и отдача от такой работы высока. Именно поэтому Basecamp удается так много с таким небольшим штатом. Мы только не можем понять, почему мало кто перенял у нас это бесспорное конкурентное преимущество.

Займите позицию, а не ищите консенсус

В сфере правосудия, где ставки высоки, годится только консенсус. Все остальное — компромисс.

В суде по уголовным делам или медицинской практике итоговое согласование как нельзя более уместно, но в бизнесе такой подход может все испортить. Главам компаний приходится принимать судьбоносные решения еженедельно, а то и ежедневно, причем безотлагательно. Цена консенсуса в этом случае слишком высока, чтобы платить ее снова и снова. Собрав людей в одном помещении и объявив, что выйти они могут только при условии достижения единогласия, вы объявляете войну на изнурение противника. Шанс на победу получает самый яростный спорщик. И это весьма неумно с вашей стороны.

Что же делать? Хорошее решение само по себе не появится. Оно всегда является плодом обсуждений, доказательств, аргументов и дебатов. Но принимать его в бизнесе следует все-таки одному человеку. Последнее слово остается за руководством, даже если у остальных другое мнение. Для правильного решения нужен не столько консенсус, сколько принятие чужой позиции. Джефф Безос прекрасно сформулировал это в письме акционерам от 2017 года:

«Я постоянно не соглашаюсь с чужим мнением и принимаю его. Недавно мы дали зеленый свет проекту Amazon Studios. Я изложил команде свою позицию: я не уверен, что он достаточно интересный; он сложный в производстве, условия договора не самые выгодные и у нас предостаточно других возможностей. Но у акционеров было совершенно другое мнение на этот счет. Я сразу ответил: „Не согласен, но принимаю вашу позицию и надеюсь, что это будет наш самый грандиозный хит». Представьте, насколько усложнился бы процесс принятия решения, если бы команде пришлось меня убеждать, чтобы я принял их позицию».

Мы полностью разделяем эту точку зрения. И практикуем несогласие и принятие с самого начала своей деятельности, хотя сама эта формулировка принадлежит Безосу. Но теперь мы ей часто пользуемся. Фраза «Я не согласен, но давайте сделаем по-вашему» часто звучит в Basecamp после бурных обсуждений конкретного продукта или стратегического решения.

Руководители компаний зря тратят очень много времени и усилий для прихода к консенсусу прежде, чем начать что-то делать. Как правило, они получают неохотное согласие, маскирующее скрытое неприятие. Вместо склонения всех оппонентов к одному мнению следует дать всем возможность высказаться, а последнее слово передать одному человеку, задача которого — слушать, осмысливать, обдумывать и принимать решения. В «спокойных» компаниях так и делают. Слово предоставляют каждому, кто желает предложить свои идеи и обосновать их, но решение остается за кем-то одним. Если люди чувствуют, что к ним действительно прислушиваются и ценят их мнение, они примут тот факт, что не всегда все идет так, как им бы хотелось.

И последнее: в ситуациях «несогласия и принятия» главное, чтобы мотивы принятия итогового решения всем четко разъяснили. Не «решили — и вперед», а «решили, разъяснили — и вперед».

Поступайтесь качеством

Мы в Basecamp регулярно поступаемся качеством. Выпускаем функции, не одинаково удобные для всех без исключения, но подходящие большинству пользователей. Спустя рукава исправляем баги, если они не настолько ужасны, чтобы в корне менять программу или систему. Публикуем в блоге статьи с парой-тройкой грамматических ошибок. Невозможно в любой ситуации быть на высоте. Надо понимать: чтобы показать себя в наилучшем свете, иногда достаточно просто хорошего, а не сногсшибательного результата.

Мы отнюдь не предлагаем всегда халтурить. Но и посыпать голову пеплом по любому поводу тоже не стоит. Гордитесь своей работой, даже если она всего лишь «на уровне». Пытаться быть безусловно лучшим во всем попросту значит безрассудно растрачивать энергию. Основные усилия мы вкладываем не в детали, а в то, чтобы разделить задачи на действительно важные, не очень важные и вообще не важные. И вот процесс разделения надо проводить максимально качественно. Перво-наперво определите не верхнюю планку, а приемлемый уровень выполнения и даже участки, где допустимы недочеты.

Посмотрите на процесс под таким углом: если делать что-то на 100%, то все 100% уйдут на это. Если потратить по 20% на пять задач, чтобы довести их до 80%, то получится целых пять выполненных задач! Мы почти всегда руководствуемся именно такой логикой. Понимание, где надо выложиться на все сто, а где «и так сойдет», внесет ясность в рабочий процесс. Меньше волнений, больше спокойствия. «Нормально» — идеальный результат для основной части выполняемой работы. А скрупулезность приберегите для выполнения действительно важных задач.

Не любой ценой

«Во что бы то ни стало!» Хорошо звучит, да? Трудно найти другие слова с подобной степенью воодушевления, страсти и амбиций. Это боевой клич акул бизнеса и военных генералов. Кто не захочет прослыть таким суперлидером?

Но вы же не строите наполеоновских планов? Скорее пытаетесь успеть в срок, произвольно выбранный тем, кто непосредственно к работе отношения не имеет. Или стремитесь к фантастической финансовой цели, которую никто из исполнителей не считает разумной.

«Во что бы то ни стало» — это айсберг. Обходите его подальше, иначе он потопит ваш корабль. Спросите Эдварда Смита, капитана «Титаника», отдавшего приказ во что бы то ни стало прибыть в Нью-Йорк в рекордно короткий срок. Чем эта спешка закончилась, всем известно.

Лозунг «во что бы то ни стало» перечеркивает разумные ожидания. Поэтому вам грозит серьезная недооценка всех трудностей на пути к цели.

«Во что бы то ни стало» не учитывает затраты времени, сил и средств. По-другому это называется «любой ценой». Если не контролировать издержки, они начнут расти.

Подумайте, готовы ли вы отказаться от всего, что придется забросить ради «во что бы то ни стало», на которое вы согласились?

Ведь это значит, что в среду в 10 вечера вы еще будете по уши заняты. И в четверг тоже. И в пятницу.

«Во что бы то ни стало» ведет к небрежной работе.

«Во что бы то ни стало» значит, что если вы откажетесь, начальник найдет другого, более безропотного.

Если вы не новичок в бизнесе, то, разумеется, знаете: «во что бы то ни стало» редко имеет под собой разумные обоснования. Разве что в экстренных случаях. Если, скажем, вы не можете выплатить зарплату. Или, предположим, бездействие сильно повредит вашей репутации. Но такие моменты возникают крайне редко, и их не стоит опасаться. Вот какая практика существует на этот счет в Basecamp. Вместо того чтобы бросать клич «Во что бы то ни стало!», мы думаем: «Какова цена?» Это повод для обсуждения. Мы можем обсудить стратегию, чем-то поступиться, где-то урезать, полностью изменить подход или вообще решить, что игра не стоит свеч. Вопросы помогают найти варианты, а приказы их уничтожают.

Делайте меньше

Лайфхаки тайм-менеджмента, жизни, сна и работы. Все они отражают стремление втиснуть в сутки больше часов. Изменить ежедневный график, чтобы высвободить больше времени для работы,— это не проблема. Слишком много дел — вот где корень зла!

Единственный способ сделать больше — это планировать меньше.

Чтобы получить в свое распоряжение больше времени, надо уметь отказываться. Не тасуйте 12 дел, чтобы выполнить их в разном порядке, и не ставьте таймер, чтобы переходить к следующему делу. Вычтите семь из 12 — и тем самым выкроите время для пяти. Это не тайм-менеджмент, а отсев задач. Все прочее — шарлатанство.

Собственно, время не из тех понятий, которыми можно управлять. Оно существует само по себе, течет со стабильной скоростью, как бы вы с ним ни боролись. Единственное, что в ваших силах контролировать,— это как провести его с толком.

Теоретик менеджмента Питер Друкер много лет назад сказал: «Нет ничего бесполезнее, чем эффективно выполнять работу, которую вообще не стоит делать». В точку!

Мы в Basecamp безжалостно отбрасываем все, в чем нет необходимости или что мы не хотим делать.

К примеру, мы принимали оплату картами и чеками. С картами процесс автоматизирован и не вызывает хлопот. Но чеки приходят по почте. То есть их кто-то должен получить, обработать, разобраться с неправильно указанными суммами, привязать к соответствующему аккаунту и т. д.

В некоторых компаниях могли бы сказать: «Так, нам, пожалуй, нужен для этого специальный сотрудник». А в других: «Давайте вложим немного времени, денег и технологий и автоматизируем часть процесса».

Что сказали мы? «Мы больше не принимаем чеки». Да, мы решились отказаться от дохода от тех клиентов, которые могут платить только чеками. Но это скорее был не отказ, а обмен. Часть дохода мы обменяли на дополнительное время.

Мы никого не заставляли изыскивать время на то, чтобы разбираться с чеками. Мы отказались от лишней работы, сказав им «прощай».

Есть еще много вещей, делать которые нет необходимости. Мы всегда чутко выслеживаем их. Не для того чтобы вычеркнуть из оперативного списка дел, а чтобы полностью от них отказаться.

Есть такое слово — «нет»

«Нет» проще сделать, «да» проще сказать.

«Нет» — это отказ от чего-то одного.

«Да» — это отказ от тысячи вещей.

«Нет» — это заточенный инструмент, хирургический скальпель, лазерный луч, направленный в одну точку.

«Да» — это тупой инструмент, рыболовная сеть, в которую попадает все подряд.

«Нет» конкретно.

«Да» размыто.

Вместе с «нет» вы выбираете множество вариантов. Завтра вы так же будете открыты новым возможностям, как сегодня.

Сказав «да», вы исчерпали выбор. Дверь ко всем альтернативным возможностям захлопнулась, перспективы завтрашнего дня ограничены.

Ответив сейчас «нет», вы всегда сможете позже сказать «да».

Сразу согласившись, потом труднее отказаться.

«Нет» спокойное и трудное.

«Да» легкое, но суетливое.

Лучше знать, от чего отказаться, чем на что согласиться.

Есть такое слово — «нет».

Авторы: Джейсон Фрайд

Дэвид Хайнемайер Хенссон

Источник: HBR Россия

От враждебности к сочувствию
Как перестать оправдывать чужие ожидания?
4 карьерные стратегии для женщин-руководителей
Как провести с пользой последние десять минут рабочего дня
Интервью с HR-директором Группы Компаний «Alina» Александрой Волочай
Магический "множитель" нашего потенциала или что дает познавательная гибкость?