Все записи

Миссия: Развитие исламских финансов в Казахстане

Куралай Елдесбай вошла в топ-50 влиятельных женщин мира в сфере исламских финансов. Математик по образованию, актуарий по профессии, Куралай видит свою миссию в создании и развитии условий для того, чтобы казахстанцы, а также соседние страны, могли пользоваться более этичными финансовыми инструментами.

- Куралай, вы помогаете казахстанским молодым специалистам в Бюро МФЦА сдавать профессиональные сертификации в сфере исламских финансов. Расскажите, как вы пришли к исламским финансовым сертификатам.

- Если разрешите, я бы хотела начать с предыстории, с самого начала моей профессиональной жизни. В свое время, закончив РФМШ, я поступила на факультет мехмат КазНУ и занималась чистой математикой, как положено, бакалавриат и магистратура, все с красными дипломами. Но на последних курсах университета я четко осознала, что хочу работать и развиваться в финансовой сфере, мне хотелось заниматься чем-то более прикладным и перспективным. В середине 2000-х годов на финансовом рынке начался спрос на актуарную деятельность, многие математики начали сдавать профессиональные экзамены и становиться лицензированными актуариями, что позволяло им работать в страховой и пенсионной сферах. Я также сдала все требуемые экзамены (в общей сложности 12 экзаменов) и получила лицензию на актуарную деятельность Национального Банка РК.

В 2007 году, когда работала в страховой компании в составе БТА группы, случайно наткнулась на книгу Рената Беккина «Такафул» в книжном магазине. Автор защищал кандидатскую степень по теме исламского страхования и на основе своей работы выпустил книгу на русском языке. Когда я прочитала название книги на полке, меня словно озарило: страхование и ислам – это мое. Таким вот образом состоялась мое первое погружение в мир исламских финансов.

После прочтения книги я предложила главе совета директоров страховой группы «БТА» Серику Темиргалееву открыть такафул направление (исламское страхование) внутри страховой группы. Исследовав всесторонне вопрос, стало ясно, что для этого необходимо вносить изменения в Закон о страховой деятельности. Помню, тогда г-н Темиргалеев сказал, что принятие Закона и развитие данного направление не будет быстрым процессом, что в лучшем случае это произойдет после 2014-2015 года… Так все и вышло. Но тогда, после долгих обсуждений, у нас родилась идея открытия общества взаимного исламского страхования, которая в то время позволяла развить исламское страхование в небольшом масштабе. Вскоре мы совместно с партнёром открыли такую независимую компанию, которая стала первым и пока единственным опытом работы такафул компании в странах СНГ.

- Расскажите подробнее об этом опыте. Какие задачи на рынке вы решали?

- Перед тем, как открыть нашу компанию мы понимали, что никакой финансовый институт не может называться исламским, если у него нет шариатского совета. Нам нужны были ученые члены Sharia board, которых в то время в Казахстане не было, а пользоваться услугами зарубежных советников было непосильно дорого. Но нам повезло, что как раз в это время на родину вернулся после обучения Максатбек Каиргалеев, до сегодняшнего дня пока единственный в нашей стране специалист, который может занимать позицию члена Шариатского Совета. Таким образом, Максатбек взял на себя ответственность за соответствие нашей деятельности требованиям Исламского финансирования.

Понятия «такафул» и «исламское страхование» – одно и тоже, но мы постарались назвать компанию так, чтобы было легко понять нашу специфику. Мы назвались «Халяльное страхование «Такафул», и в 2010 году начали свою деятельность. Я стала председателем правления и одним из учредителей общества взаимного страхования. Мы создали сильную команду единомышленников, которые состояли из тех, кто душой болел за индустрию и имел хорошие знания по страхованию/исламским финансам.

К сожалению, параллельно с процессом получения разрешения на ведение деятельности нашей компании были приняты изменения в законодательстве по страховой деятельности, которые не позволяли обществам взаимного страхования передавать свои риски в перестраховочные компании.

Дело в том, что изначально мы хотели предложить клиентам продукты международной такафул компании через институт перестрахования и даже имели договоренность с партнерами из ОАЭ. Этот план был разрушен вышеуказанными изменениями в Законе. Кстати, в первоначальном варианте предложений по изменению в Закон о страховой деятельности упомянутый пункт отсутствовал, его предложили на самых последних этапах принятия закона, когда мы, уже подав все требуемые документы в Национальный банк, ожидали разрешения начать свою детальность.

Пришлось адаптироваться в новых условиях и ставить новые задачи перед компанией. Тогда было принято решение, что помимо предоставления такафул продуктов населению мы должны работать над получением возможности лицензированным страховым компаниям предлагать такафул продукты. Проблема была в том, что если лицензированная страховая компания выполняла все регуляторные требования Национального банка, она автоматически не могла работать по исламским принципам.

Мы написали драфт изменений в Закон о страховой деятельности, предоставили его тогда еще РФЦА и Нацбанку РК, через пять лет они были приняты. Согласно этим изменениям общества взаимного страхования не имеют права предлагать исламское страхование, поэтому в 2015 году после принятия изменений в Закон наш ОВС прекратил свою деятельность. Мы намеренно добавили данный пункт, так как хотели избежать репутационных рисков. Как известно, ОВС компании не так строго регулируются, как лицензируемые страховые компании, что могло дать возможность первым назвать себя такафул компанией и предлагать не совсем правильные услуги незнакомым с понятием «исламские финансы» клиентам, чем могли сильно дискредитировать само понятие исламского страхования. Нам хотелось, чтобы такафул ассоциировался у населения нашей страны с сильной организацией с хорошей репутацией, которой можно доверять.

Второй задачей для себя наша компания выбрала максимальную популяризацию понятия «исламские финансы» и «исламское страхование». Мы регулярно проводили бесплатные семинары для интересующихся, выпускали множество статьей и интервью на данную тематику.

Помню, в то время начало образовываться сообщество людей, которые интересовались направлением исламских финансов, была учреждена Ассоциация развития исламских финансов в РК. Будучи членом президиума, на общественных началах наша компания участвовала во многих деловых, официальных встречах и собраниях по исламским финансам, а также активно принимала участие в организации больших международных мероприятий по популяризации данного направления в республике и соседних странах.

Третьей задачей была подготовка кадров компании, для чего проводились курсы для сотрудников и агентов. Надо отметить, что компания работала в рамках требований нового законодательства, которое сильно ограничивало деятельность ОВС компаний. Мы могли предлагать нашим клиентам очень ограниченный круг такафул продуктов. Те небольшие доходы от реализации наших исламских страховых продуктов уходили на операционные затраты компании. Поэтому большинство членов команды работали не на заработную плату, а за идею.

Все мы с командой еженедельно собирались и разрабатывали action планы, анализировали наши достижения, корректировали деятельность и проводили обучение для агентов, благодаря которому создали сеть подготовленных страховых агентов по всему Казахстану. Мы готовились к тому моменту, когда вступит в силу Закон с нашими предложениям, который позволит создать полноценную такафул компанию.

Такафул и исламские финансы были моими хобби, на нем я не зарабатывала совсем, а основная работа была в сфере традиционного страхования. Я работала в крупной международной страховой компании AIG на разных должностях, была консультантом Нацбанка по страхованию, а также преподавала актуарные предметы на магистратуре Национального банка РК.

- А насколько высоким был спрос на исламские страхования?

- Спрос был. За годы существования компании, с 2010 по 2016 годы, участниками нашего такафул фонда стали более трех тысяч розничных клиентов, при том, что были законодательные ограничения по видам страховых продуктов. Мы не могли брать на себя большие риски (так как не могли передавать риски на перестрахование), не могли предлагать продукты обязательного страхования и страхования ответственности. Поэтому в основном занимались розничным медицинским страхованием, запустили разные специальные продукты, такие как: страхование выезжающих в хадж, автострахование джамагат, страхование от болезни и другие.

К нам часто обращались с запросами по обязательным видам страхования, по страхованию крупных рисков, но мы с сожалением отказывали.

Говоря о спросе, вспомнилось, что недавно Аль-Хиляль банк открыл новое розничное направление исламскую ипотеку. Со слов представителя банка, в первые дни после объявления об этом в соцсетях, их call-центр не выдержал наплыва желающих и интересующихся данным продуктом, при том, что компания не проводила какую-либо агрессивную рекламную кампанию. Я думаю, это достаточно хороший показатель того, что людям нужен выбор в финансовых продуктах и услугах.

- Расскажите на конкретном примере в страховании, почему исламские финансы называют более этичными.

- Многие клиенты традиционных страховых компаний, особенно покупатели добровольного розничного страхования, считают, что страхование связано с несправедливостью, так как купив страховку, страховой случай часто не происходит, и получается, что клиент зря заплатил за услугу, «ничего не выиграл».

В исламском страховании такого нет. Изначально клиент такафул компании не покупает страховку, а делает взнос в такафул фонд для взаимной помощи людей, с которыми может произойти страховой случай.

В исламском страховании управленец этого страхового фонда (такафул компания/оператор) не является его владельцем. Если в этом такафул фонде после всех выплат остаются деньги, они не переходят к оператору. Такафул оператор зарабатывает на комиссии от взноса за управление такафул фондом. Получается, отсутствует конфликт интересов. У такафул компании нет задачи оставить у себя побольше денег, отказав в выплате или не заплатив в полной мере сумму убытка клиентам через усложненные процедуры выплат.

Именно поэтому считаю, что появление такафул игроков может положительно повлиять на страховой рынок Казахстана, так как компании начнут конкурировать между собой в части добросовестности и этичности своих действий по отношению к клиентам.

- Насколько интересно это направление в Казахстане международным инвесторам?

- В 2010-2014 годах интерес был здоровый, мы вели переговоры с несколькими международными игроками. Ожидалось, что с принятием изменений в законодательство РК, позволяющим получать лицензию такафул компаниям, они учредят такафул компании в нашей стране.

Однако потом цена нефти пошла вниз, наша финансовая система в ответ стала испытывать волатильность, международные компании стали покидать наш рынок, и все эти факторы негативно повлияли на инвестиционную привлекательность нашего проекта.

Международные игроки решили взять паузу, к тому же у них и «дома» стало не все гладко. Требования регуляторов их стран по увеличению капитала в финансовых компаниях заставили инвесторов отложить планы по экспансии в другие страны и вкладывать в свои существующие проекты на родине.

В настоящее время, мне известно, что есть зарубежные инвесторы, которые активно обсуждают возможность открытия такафул компании в Казахстане. Возможно, в ближайшем будущем мы о них услышим из официальных источников.

- Какова ваша роль в МФЦА сейчас, чем занимаетесь и за что отвечаете?

- В начале 2016 года меня пригласили работать в тогда только создаваемый МФЦА, в департамент исламского финансирования. Как только правительством РК было объявлено о намерении создать международный финансовой центр, этот проект меня сильно привлек. Помню, посетив Дубайский международный финансовый центр в 2014 году, я была очень впечатлена его возможностями, структурой, залом заседания суда, оказываемым влиянием на благосостояние г. Дубай.

Поэтому, я искренне благодарна Алибеку Нурбекову, директору департамента исламского финансирования, за приглашение развивать рынок исламских финансов через площадку МФЦА. Под его руководством мы вносили вклад в развитие индустрии уже на новом международном уровне. Как вы знаете, исламские финансы являются одним из стратегических направлении МФЦА, наш департамент провел большую работу по признанию международным сообществом Казахстана, и, в частности, МФЦА как нового хаба исламского финансирования.

В этом году я перешла работать в АФСА, регуляторный орган МФЦА, где занимаюсь регулированием и надзором страховых и исламских финансовых компаний.

- В какой момент вы решили делать профессиональную сертификацию в исламских финансах?

- Имея опыт работы более 10 лет в исламской финансовой сфере, у меня не было какого-либо официального свидетельства моих знаний. Я была самоучкой, никакого формализованного образования в этой сфере у меня не было. Поэтому когда Бюро непрерывного профессионального развития МФЦА предложило программы прохождения курсов по получению профессиональных сертификатов по исламским финансам, я очень обрадовалась.

Считаю, что профессиональные международные сертификаты очень важны, дополняя опыт, они являются отличными подтверждением того, что ты эксперт определенной сферы. Сертификаты не только подтверждают твои существующие знания, они также дают возможность общаться в профессиональной сети единомышленников.

На данный момент, благодаря программам Бюро МФЦА я получила три сертификата, это сертификаты BIBF (Bahrain Institute of Banking & Finance), CISI (The Chartered Institute for Securities & Investment) и FAA (The Finance Accreditation Agency). Экзамен IFQ (Islamic Financial Qualification) CISI я сдавала в Англии во время прохождения стажировки по программе «Болашак». Это была прекрасная возможность лично увидеть, каким образом проходят экзамены, какими должны быть тестовые центры.

- Сейчас вы сами стали тренером на подготовительных курсах Бюро МФЦА. Расскажите как построено обучение.

-Когда мне предложили стать тренером, я не раздумывая согласилась. В первую очередь потому, что это соответствует моей жизненной миссии развивать исламские финансы. Занимаясь подготовкой новых кадров для исламских финансовых компаний, мы работаем в направлении развития всей индустрии.

Во-вторых, я знаю, что обучая других, сам начинаешь еще глубже понимать предмет, смотреть на него с разных точек зрения, видеть совершенно с других ракурсов.

И третья причина я начала скучать по преподаванию, ведь у меня уже был десятилетний опыт преподавания в Обществе актуариев Казахстана и на магистратуре Национального банка, где я вела актуарные курсы. Однако преподавание по сертификации IFQ – это нечто другое, аналогичных курсов нет в мире, и возникает большое поле для творчества. На уроках я стараюсь использовать навыки, полученные на курсах Training of trainers FAA, давать слушателям повторять и закреплять пройденные темы в какой-то игровой форме, используя разные техники запоминания материала.

Цель наших подготовительных курсов – помочь кандидатам успешно пройти квалификацию IFQ, которая признается в исламском финансовом мире. Надо отметить, что в основном в мире эту сертификацию сдают те, кто уже работает в этой сфере либо обучался в университете исламским финансам. В нашем случае, основная масса желающих сдать это люди без определённых знаний и навыков в этой сфере, но имеющие сильное желание работать в индустрии исламских финансов.

Наш курс состоит из около 80 часов обучения, что предполагает более подробное изучение предмета, начиная с самых базовых понятий. Мы изучаем материалы из пособия CISI, стараемся разобрать каждый абзац книги по IFQ, так как каждый из абзацев может стать ответом на вопрос экзаменационного теста.

В целом, в программе обучения математика практически не нужна, самое главное понимать механизм работы исламских финансовых организаций, знать, почему те или иные продукты признаются «исламскими», их основные особенности от традиционных аналогов.

На данный момент у нас обучаются слушатели с разным бэкграундом, с разными уровнями подготовки, есть специалисты из государственных органов и из частных компаний. Для большинства слушателей получение профессиональной сертификации это отправная точка. С открытием на территории МФЦА исламских компаний они ожидают пополнить ряды ценных кадров для них. А для этого сертификация будет иметь важное значение.

В целом, полный курс слушатель может пройти за 3,5 месяца. Обучение проходит по субботам полный день в Астане, а в Алматы – по полдня по субботам и воскресеньям, курс в Алматы проводит Адильбек Рыскулов, признанный в нашей в стране специалист по исламским финансам. Адильбек был членом нашей такафул команды, его предложения были взяты за основу в изменениях в Закон о страховой деятельности для функционирования исламских страховых компании в Казахстане.

В заключение хочется сказать: те, кто хочет стать частью новой отрасли на финансовом рынке Казахстана и изучить новые возможности развития карьеры в МФЦА и за рубежом, смело присоединяйтесь к программам Бюро МФЦА и дерзайте в получении соответствующих сертификатов.

Надир Бурнашев: «Уход от ростовщичества – первоочередная задача каждого мусульманина!»
Надир Бурнашев: «У Казахстана большой потенциал в Исламских финансах»
Муштаба Халид, руководитель Центра исламского финансирования в BIBF: У казахстанцев есть шансы работать на Ближнем Востоке и Лондоне
Новые очертания FATCA и CRS
Хайрул Низам, генеральный директор FAA (Finance Accreditation Agency): “Пришло время для реальной совместной работы по развитию исламских продуктов и услуг”
Интервью с Марком Смитом Управляющий партнер «Делойта» в Каспийском регионе