Все записи

Надир Бурнашев: «У Казахстана большой потенциал в Исламских финансах»

Советник Председателя Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Надир Бурнашев в своем интервью рассказал о возможностях исламского финансирования в Казахстане, поделился своим видением развития рынка и также дал конкретные рекомендации тем, кто хочет работать с деньгами по принципам Шариата уже сейчас.

В АФК Надир Бурнашев координирует работу по развитию исламских финансов, а также совместно с академического центром БЮРО МФЦА разрабатывает программу обучения по исламским финансам, является экспертом по Wealth Islamic Management.

Справка: Окончил Республиканскую физико-математическую школу (РФМШ), физический факультет Казахского государственного университета, факультет экономики Центрально-европейского университета (Прага-Будапешт), Дипломатическую школу Джорджтаунского университета (Вашингтон). После окончания университета работал в Национальном банке Республики Казахстан, Государственном комитете РК по инвестициям, представлял интересы Республики Казахстан в Международном валютном фонде и Всемирном банке. В 2006-2011 гг в составе совместной российско-казахстанской команды участвовал в создании Евразийского банка развития и его становлении в региональный межгосударственный институт развития. С мая 2015 года в качестве Советника Председателя Ассоциации финансистов Казахстана занимается вопросами развития Исламского финансирования.

- Надир, вы начинали свою карьеру в государственном секторе, были представителем Казахстана в МВФ и Всемирном банке, затем стояли у истоков развития ЕАБР. Откуда у вас родился интерес к исламскому финансированию?

- Интерес к исламскому финансированию родился у меня в зрелом возрасте, когда я стал интересоваться вопросами Ислама и веры. Постепенно, пришло осознание того, что моя профессиональная деятельность должна соответствовать моему духовному развитию и моральным ценностям. Современная финансовая система построена на ссудном проценте и капитале, что недопустимо с точки зрения Ислама, который называет ростовщичество (риба) одним из семи смертных грехов. И хотя большую часть карьеры я проработал в институтах развития, я стал искать альтернативы традиционному долговому финансированию. Так я познакомился с коллегами, которые приступили к развитию нового направления в Казахстане – Исламского финансирования. С течением времени, эта тема стала меня интересовать все больше и я стал заниматься развитием этого нового и перспективного направления.

- Насколько большой и востребованной, по вашему мнению, является ниша исламских финансов в мире, СНГ и Казахстане?

- Я сразу отмечу, что термин "исламское" применительно к финансированию, имеет вполне конкретное значение. Дело в том, что во всех традиционных монотеистических религиях (иудаизм, христианство и Ислам) ростовщичество или продажа денег в рост, являлось запретной и строго наказывалось. Однако, с течением времени запреты у иудеев и христиан ослабли и ростовщики приобрели вес и положение, со временем превратившись в уважаемых членов общества. Только в Исламе удалось сохранить последовательную позицию и на протяжении веков, использовать механизмы и инструменты, исключающие продажу денег. В конце 60-80 годов прошлого века эти механизмы и инструменты были постепенно формализованы в виде Исламских принципов финансирования и Исламской финансовой системы.

При Исламских финансовых транзакциях происходит покупка-продажа товара и последующая продажа в рассрочку или лизинг. Иными словами, банк не продает вам деньги, он покупает необходимый вам товар и затем продаем его вам, за что берет комиссию, размер которой является конкурентным. При этом он выступает в качестве вашего торгового партнера. Существуют различные виды Исламских финансовых инструментов, однако все они построены на основополагающем принципе: прибыль возникает в момент купли-продажи конкретных товаров за деньги, а не продаже самих денег за маржу (вознаграждение) для последующей покупки-продажи товаров. Соответственно, в Исламской финансовой системе деньги товаром не выступают, а их стоимость определяется из относительной стоимости товаров при купле-продажи. Это позволяет существенно снизить или во многих случаях полностью исключить спекулятивные риски и необоснованное обогащение одних за счет других.

В отношении размеров Исламской финансовой системы приведу конкретные цифры. На конец 2016 года общемировые исламские финансовые активы составили примерно 2,2 трлн. долларов США, увеличившись за 12 лет более чем в 7 раз (на конец 2003 года глобальные исламские финансовые активы составляли 310 млрд. долларов США). При этом надо учитывать, что в отличие от традиционных финансовых активов, использующих различные формы левеража и спекулятивного капитала, исламские финансовые активы отражают реальные экономические активы. За период 2008-2012 годы исламские финансовые активы ежегодно прирастали на 16%. Высокий показатель, учитывая постоянные финансовые кризисы и скандалы, сотрясающие традиционную финансовую систему. На начало 2016 года исламские финансовые продукты предлагаются в более чем 75 странах на пяти континентах. Общее число исламских финансовых институтов на тот же период составило 132 917.

- Очевидно, что это только начало…

- Прогнозы развития исламской̆ экономики на ближайшее будущее оптимистичны. Так, например, аналитики агентства Томсон-Рейтер в своем ежегодном исследовании отмечают, что агрегированные расходы мусульманских потребителей составили 1,8 трлн долларов США в 2014 году и вырастут до 2,6 трлн. долларов США в 2020 году. Наиболее быстрорастущими сегментами мировой исламской экономики выступают:

- рынок халяльного продовольствия (объем рынка 1,1 трлн. долларов США на конец 2014 года, или 17 процентов мирового рынка продовольствия, прогноз на 2020 год – 3,3 трлн. долларов США, ежегодный прирост 8.62 процентов);

- рынок исламских финансов (объем рынка 1,4 трлн. долларов США на конец 2014 года, или 1.27 процентов мирового финансового рынка, прогноз на 2020 год - 2,6 трлн. долларов США, ежегодный прирост 9.92 процентов);

- рынок халяльного отдыха и путешествий (объем рынка 142 млрд. долларов США на конец 2014 года, или 11 процентов мирового рынка отдыха, прогноз на 2020 год -233 млрд. долларов США, ежегодный прирост 8.6 процентов).

Оценки сделаны для традиционных продовольственных и потребительских мусульманских сегментов глобальных рынков.

Ведущую роль в исламской экономике и финансах сейчас играют Малайзия, ОАЭ, Бахрейн, Оман, Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, Иордания, Пакистан, Индонезия. На долю этих 10 стран приходится 16,1 трлн. долларов США общемирового рынка товаров и услуг.

- Страны бывшего союза, несмотря на достаточно большое мусульманское население, пока не в тренде.

- Страны СНГ пока не занимают заметного места в мировой исламской экономике и финансах. Вместе с тем потенциал роста в нашем регионе - значительный. По оценкам тех же аналитиков Thompson Reuters, сделанных в 2014 году, к 2018 году приток капитала в регион СНГ из Малайзии и стран Персидского залива мог составить 14 млрд долларов США, а потенциальные источники дохода от привлечения капитала достигнуть 140 млн. долларов США.

При этом потенциальные исламские банковские активы стран СНГ на начало 2018 года оценивались в 24 млрд. долларов США, из которых на долю стран с преобладанием мусульманского населения придется 13 млрд. долларов США, на Россию – 10 млрд. долларов США, а на страны с миноритарным мусульманским населением – 1 млрд долларов США. Потенциальные доходы от таких банковских активов должны были составить 240 млн долларов США к 2018 году. Разумеется, все эти расчеты были основаны на том, что страны СНГ проведут необходимые реформы для развития исламской финансовой системы, что, к сожалению, не было сделано.

- Одно из направлений МФЦА – это развитие исламских финансов. Расскажите, какие преимущества несет с собой это явление на финансовом рынке?

- Выделю основные преимущества от успешного развития Исламской финансовой системы в Казахстане.

  1. Рост Исламских финансовых активов до 1,5 – 3 млрд долларов США. Эта доля рынка составит 3-5 процентов всех банковских активов. Свыше 80% придется на Исламские банковские активы, около 15% – на фондовый рынок, и оставшаяся часть – на Исламское микрофинансирование и такафуль. Отметим, что основной рост будет достигнут не за счет перераспределения существующего бизнеса банков, а за счет вовлечения в систему новых клиентов, в первую очередь, местных мусульман, а также привлечения прямых и портфельных инвестиций в экономику республики из-за рубежа. Например, ежегодный возврат на активы казахстанских банков в среднем составляет 2-4% годовых, без учета кризиса, против среднего возврата 1.1 – 1.7% годовых на активы Исламских банков в Малайзии и странах Персидского залива.
  2. Повышение качества кредитного портфеля и активов банков. Запрет на ссудный процент (риба), спекуляции (гарар) и сомнительные сделки (майсир) приведет к повышению качества инвестиционного портфеля, снижению уровня рисков и финансированию действительно прибыльных и конкурентных предприятий. Сильное влияние морально-этических принципов позволит исламским банкирам фактически стать партнерами своих клиентов, что успешно скажется на развитии и расширении бизнеса. Это сведет к минимуму риски передела и отъема собственности, и банкротства предприятий. Развитие ИФ будет также способствовать оздоровлению ссудного портфеля банков.
  3. Внедрение прозрачной и эффективной системы исламской благотворительности. Одна из основных функций исламских финансовых институтов – это сбор и распределение мусульманского налога на богатство – зекета. По консервативным оценкам, потенциальный ежегодный размер зекета в Казахстане составляет десятки миллионов долларов. В настоящее время эти средства полностью не собираются, не аккумулируются и не выплачиваются. Создание исламской финансовой системы позволит внедрить эффективную и прозрачную систему сбора, накопления и распределения средств зекета. Будут открыты негосударственные некоммерческие исламские благотворительные фонды, распределяющие средства среди нуждающихся. Сбор и доверительное управление средствами фондов будет осуществляться исламскими финансовыми институтами, в частности, банками и компаниями по управлению активами. В первую очередь, средства зекета пойдут на помощь нуждающимся из числа мусульман. Это – большая часть коренного населения сельских областей и городов Казахстана, исповедующая Ислам. Средства будут направлены на социальные проекты и благотворительность. И наконец, за счет средств зекета будет финансироваться религиозно-просветительская деятельность.

Все это позволит снизить социальную напряженность и расслоение в обществе, организовать эффективное содействие развитию необеспеченных слоев Казахстана за счет перераспределения средств от обеспеченных, улучшить ситуацию в среде духовенства, укрепить социальное спокойствие и стабильность в многонациональном обществе и значительно снизить угрозу распространения исламского экстремизма, терроризма и сепаратизма из-за пределов Казахстана. При этом финансирование такой системы будет происходить за счет частных источников, а прямые финансовые инвестиции со стороны государства будут ограниченные.

Отмечу, что при всех преимуществах исламские финансы в обозримой перспективе останутся нишевым продуктом: успешное развитие Исламской финансовой системы приведет к росту исламских финансовых активов до максимум 3-5 процентов от общего объема активов банковской системы в течение 7-10 лет. Поэтому вытеснения или ухудшения состояния традиционной банковской системы не произойдет, а конкуренция будет носить точечный характер.

- Почему за столько лет, несмотря на приход Аль-Хиляль банка, законодательную базу, у нас все еще не развиты исламские инструменты?

- Это вопрос приходится часто слышать в работе. Действительно, в республике действует первый Исламский банк в СНГ Аль-Хиляль Казахстан, несколько Исламских лизинговых компаний, микрокредитная организация и даже хадж-фонд. Законодательство позволяет проводить основные виды Исламских финансовых операций. В тоже время, большая часть населения, включая мусульман, ничего не слышала об Исламских финансах и имеет самое приблизительное представление об Исламских финансовых инструментах, не говоря уже об их использовании в повседневной деятельности.

Выделю несколько причин создавшейся ситуации. Во-первых, пожалуй, одна из самых больших проблем - это недостаток квалифицированных специалистов и низкий уровень информированности об Исламских финансах. Речь идет не только о населении и специалистах в финансовой сфере, но и людях, принимающих решения в нашей стране. Часто возникает ситуация, что собеседники, не владеют спецификой вопроса и потому не могут принять правильное решение. Как только они понимают суть вопроса, так сразу потенциальная проблема быстро и успешно разрешается. Круг квалифицированных и грамотных специалистов по тематике Исламских финансов очень узок и это серьезно тормозит работу по его практическому внедрению.

Во-вторых, законодательная работа по созданию базы по Исламским финансам до конца доведена не была. Действительно, в относительно короткие сроки было разработано и утверждено законодательство, позволяющее открыться первому Исламскому банку. Однако многие вопросы, связанные с непосредственной операционной деятельностью Исламских финансовых институтов, решены не были и потребовалось несколько лет для начала полноценной работы того же аль-Хиляль банка. Даже сейчас нельзя говорить о равных условиях конкуренции для Исламских и традиционных банков.

Далее, по моему личному мнению, прежнее руководство регулятора в лице Агентства финансового надзора, совместно с международными консультантами, приняло нежизнеспособную концепцию развития новой отрасли, при которой Исламские финансовые институты были полностью отделены от традиционных. При этом полноценной законодательной базы, позволяющей Исламским финансовых институтам на равных развиваться и конкурировать с традиционными за клиентов и бизнес, создано не было. Предполагалось, что вслед за первым иностранным Исламским банком в Казахстан придут и другие банки и иностранные инвесторы. Однако, этого не произошло. Более того, за последние 5-7 лет ни один международный Исламский банк, или финансовый институт не открыли даже своего представительства в Казахстане. А открыть представительство гораздо проще, чем создать отдельный банк. Именно таким образом, через открытие представительств, вхождение на местный рынок и постепенное расширение бизнеса, шла экспансия традиционных западных финансовых институтов на финансовый рынок Казахстана. Многие из них, начав с представительств, затем открыли свои дочерние банки.

Третья причина тесно связана с первой. Это недостаток квалифицированных кадров, подготовленных для работы в Исламской финансовой сфере. Помимо недостатка кадров особое значение приобретает недостаток жизнеспособных банковских моделей, адаптированных для финансовых рынков стран СНГ. Ни один из крупных Исламских финансовых институтов или финансовых групп Малайзии и стран Персидского залива не имеет опыт, знания, или даже местных специалистов в своем штате для работы на наших рынках. Аналогичная ситуация складывается с нашими банкирами, которые имеют поверхностное представление об Исламских финансах и интерес которых носит, во многом, познавательный характер.

В результате сложилась ситуация, при которой для открытия отдельного Исламского банка в Казахстане необходимо собрать 10 млрд тенге на уставный капитал, 100 тыс. тенге за каждый филиал в областном центре и еще, как минимум, 10-15 млрд тенге на развитие банка и бизнеса. Помимо этого, чтобы получить лицензию на Исламский банк, необходимо убедить регулятор в лице Национального банка в профессионализме собранной команды, наличии сильных международных партнеров в лице признанных исламских финансовых институтов и иметь жизнеспособный бизнес план на несколько лет.

Получается, что хотя с формальной точки зрения препятствий для открытия новых Исламских банков нет, с практической точки зрения существует столько барьеров, что цена входа на рынок Исламского финансирования гораздо выше, чем цена входа на рынок обычного банкинга. Именно поэтому, на мой взгляд, за последние годы не появилось ни одного нового Исламского банка в Казахстане. В скором времени появится новый участник, местный Заман банк, который проходит процедуру конвертации из обычного в Исламский банк, но он давно работает на казахстанском рынке и его новичком не назовешь.

Продолжение следует…

Муштаба Халид, руководитель Центра исламского финансирования в BIBF: У казахстанцев есть шансы работать на Ближнем Востоке и Лондоне
Хайрул Низам, генеральный директор FAA (Finance Accreditation Agency): “Пришло время для реальной совместной работы по развитию исламских продуктов и услуг”
Миссия: Развитие исламских финансов в Казахстане
Тенгрианский банкинг (Tengrian Banking)
Надир Бурнашев: «Уход от ростовщичества – первоочередная задача каждого мусульманина!»
«Никогда не поздно начать карьеру, даже если вы 10 лет были домохозяйкой»