Все записи

Рустем Садыков, партнер KPMG в Казахстане и Центральной Азии: «Learning by doing – это основной постулат, который отражает принцип работы консультанта»

KPMG – глобальная сеть компаний, бренд которой известен по всему миру. Сегодня мы побеседовали с Рустемом Садыковым, партнером компании KPMG в Казахстане и Центральной Азии, который рассказал нам о своем карьерном пути в качестве налогового консультанта и о том, чем интересна работа в консалтинге.

- Рустем, расскажите о себе. С чего начиналась ваша карьера в KPMG?

- KPMG – мое первое и единственное место работы на сегодняшний день. В этом году исполняется 20 лет, как я работаю в компании. Моя карьера началась здесь случайно. В 1999 году я окончил университет в Лондоне и на вечеринке познакомился с одним британцем, оказавшимся тогдашним руководителем налоговой практики казахстанского KPMG. Он спросил меня, что я собираюсь делать дальше. На тот момент у меня было приглашение на работу от Philip Morris одной из восточноевропейских стран. На что он мне сказал, что если у меня есть желание вернуться в Казахстан, то стоит подумать о карьере в KPMG. Это было в июне, а 4 октября 1999 года я уже вышел на работу в KPMG. За последующие девять лет мне удалось пройти все позиции от налогового консультанта до директора, и в 2008 году я стал партнером. В 2015 я возглавил налоговую и юридическую практику KPMG в Казахстане и Кыргызстане.

- В этом году исполняется 20 лет, как вы в KPMG. Чем вас привлекла и продолжает привлекать компания?

- В течение этих 20 лет мои профессиональные приоритеты менялись несколько раз, и так получалось, что компания всегда была способна дать то, что мне нужно было на том или ином этапе моей карьеры.

Первые два-три года это наработка основных технических навыков. В тот момент я встретил в KPMG Уорда Джонса, сильного налогового профессионала, который был готов вкладывать в нас, молодых ребят, свое время и знания. Я ему очень благодарен. Именно этому человеку удалось влюбить меня в профессию налогового консультанта.

Следующий этап наступил, когда я стал менеджером. Помимо технических знаний, здесь уже требовалось развивать базовые управленческие навыки: учиться управлять командой, проектом, отношениями с клиентами. Мне повезло и тогда: следующие 5-6 лет я близко работал с Жанат Колановной Бердалиной. Помню, в один морозный февральский день лет 15 назад мы разговорились в нашем алматинском офисе, и она спросила: «Не хотите в Астану прокатиться?». Я спросил: «Надолго?», а она говорит: «А что, если надолго?». Вот так я поехал открывать на тот момент наш второй офис в Казахстане, где я сейчас и нахожусь. Астана, как и любой проект, находящийся «в динамике», в развитии, дала мне хороший профессиональный, да и просто жизненный опыт.

Помимо моих первых руководителей в KPMG мне очень повезло с другими моими коллегами. С некоторыми из них мы работаем вместе на протяжении более 10 лет. За эти годы они стали партнерами, директорами, старшими менеджерами. Это те люди, профессиональному мнению которых я полностью доверяю и на которых я могу всегда положиться.

- Чем отличается работа налогового консультанта в KPMG от работы специалиста по налогам в индустрии?

- Здесь мне вспоминается фраза из одной умной книжки: «В индустрии ты растешь в глубину, а в консалтинге – в ширину». Это означает, что в индустрии ты углубляешься в специфику той отрасли, в которой работаешь. А в консалтинге твои знания растут в «ширину», появляется возможность изнутри изучить, как работает самый разный бизнес в самых разных сферах. Да, такой углубленной специализации, как в индустрии, возможно, нет. Но есть более обширное понимание тех или иных особенностей различных отраслей. За 20 лет своей работы в KPMG я приобрел достаточно хорошее представление о том, как работают отрасли и индустрии, составляющие основу казахстанской экономики: нефтегазовая, горнорудная, телекоммуникационная, строительная, розничная торговля.

- Какое у вас стратегическое видение развития налогового консультирования в Казахстане?

- Главная цель – становиться лучше. Это означает постоянно подстраиваться под изменяющийся рынок, развиваться, учиться новому. Я помню время, когда клиенты были готовы платить хорошие деньги только лишь за умение консультанта собрать обычную налоговую декларацию или грамотно выступить в суде по налоговому спору. Просто потому что 15-20 лет назад на рынке еще не было такого количества профессиональных налоговых специалистов, как есть сейчас. Сегодня у всех наших крупных клиентов (горнорудных, нефтегазовых, банковских) сильные внутрикорпоративные налоговые службы. Бери оттуда практически любого сотрудника, и это готовый налоговый консультант. По техническим навыкам наши клиенты в большинстве случаев уже не уступают своим налоговым консультантам. Поэтому задача консультанта сейчас – это постоянное развитие, чтобы быть в состоянии предложить клиенту что-то новое, с чем сам клиент еще пока не сталкивался. Помните про рост в консалтинге «в ширину»?

Технические навыки, как теоретическое знание законодательства, так и прикладное умение применять нормы законодательства на практике, нужно постоянно поддерживать на очень высоком уровне. Ведь консультант по сути продает свои теоретические знания, свой практический опыт. Если уровень твоих знаний будет недостаточно авторитетным для клиента, то каким бы хорошим продавцом ты ни был, такой бизнес в долгосрочной перспективе не будет устойчивым. Удержать существующего клиента это не менее важная задача для консультанта, чем привести нового.

- Расскажите, какого стиля руководства вы придерживаетесь в отношении своей команды?

- Доверие – для меня основа. Главное, чтобы рядом были люди, на которых ты можешь положиться, и эти люди чувствуют себя комфортно, когда им нужно обратиться за помощью к тебе. Я убежден, что работа в команде хоть и представляет собой нечто коллективное, тем не менее предполагает твою личную ответственность за любое действие. Все решения, которые ты принимаешь это твои решения. Способность принимать личную ответственность, не избегать ее очень критичная характеристика эффективного сотрудника.

Если хотите, здесь может быть уместна аналогия с использованием активного и пассивного залогов в английском языке: активный залог подразумевает такие фразы, как, например, «я решил» и «я сказал», в то время как в пассивном залоге говорят «было решено» и «было сделано». Если сотрудник слишком часто выражается посредством пассивного залога, на мой взгляд, такой стиль коммуникации может показывать его неготовность принимать личную ответственность за то, что с ним происходит.

- Расскажите, почему работа консультанта может быть интересна потенциальным кандидатам с точки зрения карьерных перспектив?

- Хороший консультант получается тогда, когда ты достаточно долго варишься в этом. Работа в налоговом консалтинге KPMG для начинающего профессионала это добротная тренинговая площадка. Получая в первые несколько лет своей карьеры колоссальный объем новой информации и знаний, позже мы имеем налогового специалиста, перед которым открыты очень много дверей. Кто хочет остаться в консалтинге, остаются. Кто-то решает на том этапе уйти в индустрию, и несколько лет, проведенных в KPMG, существенно повышают рыночную стоимость таких профессионалов. Соответственно, и уходят они на очень достойные позиции.

- Многие слышали, что работа в консалтинговых компаниях предполагает ненормированный рабочий график. Как вы находите людей, способных выдержать такой ритм?

- Для достижения эффективности в командной работе важно, чтобы цели самой компании и цели каждого сотрудника совпадали. Если начинающий сотрудник верит, что компания KPMG способна дать ему возможность сделать лучшую версию его сегодняшнего, думаю, такой сотрудник будет замотивирован усердно работать и учиться. Если я как лидер команды вижу, что сотрудник заинтересован прикладывать усилия, у меня всегда будет желание помогать ему и обучать его. Поэтому ключевая задача, которая стоит передо мной как перед руководителем, найти эти точки соприкосновения для такой взаимной мотивации.

- У вас достаточно плотный график работы. Как вы поддерживаете работоспособность?

- Если посмотреть на моих коллег-руководителей как в нашем бизнесе, так и в бизнесе наших клиентов, такой же занятой график практически у всех. Наверное, время сейчас такое все нужно успевать.

Насчет того, как поддерживаю, здесь я не скажу ничего нового. Люблю спорт. Летом езжу на велосипеде, зимой на лыжах. Поскольку я живу в Астане, а не в Алматы, то и лыжи, соответственно, беговые, а не горные. Хожу в тренажерный зал.

- Какую литературу вы читаете?

- Я, может быть, немного старомоден. С середины 90-х годов и по сегодняшний день я читаю свежие номера Newsweek и Time. Мне нравится аналитика в этих журналах, как они освещают не только текущую повестку, но и более глобальные тренды. Что касается книг, то из последнего мне запомнилась пара книг Джереми Кларксона: «Вокруг света с Кларксоном. Особенности национальной езды» и «Могло быть и хуже...». Поскольку это Кларксон, речь, в основном, идет об автомобилях, но помимо этого, еще и о впечатлениях автора о различных странах, в которых ему доводилось снимать Top Gear, о людях, живущих в этих странах, их менталитете и взаимоотношениях друг с другом. Я посещал некоторые страны, в которых побывал Кларксон: было очень интересно сравнить свои собственные ощущения с теми, что описывает Кларксон. Мне кажется, мы с ним похожи своей «неэмоциональностью». Делая выводы, мы стараемся смотреть только на факты, игнорируя эмоции.

- Ваш совет для молодых специалистов, которые хотят добиться профессионального успеха.

- Learning by doing – это основной постулат, который отражает принцип работы консультанта. Необходимые компетенции, умения и навыки приходят только с опытом. Научиться им в университете нельзя.

Считаю, что диплом даже лучшего университета сегодня сам по себе еще ничего не гарантирует. Это всего лишь некий «допуск» к тому, что тебе дадут шанс попробовать себя в компании. Получится ли у тебя, зависит только от тебя и от того, будешь ли ты постоянно расти как профессионал.

Курсы бухгалтера в Академии роста
Новые очертания FATCA и CRS
Один день из жизни стажера EY
Лилия Сабирова: как заниматься бизнесом в Австралии
Первый казахстанец, сделавший ICO, планирует развивать финтек-проекты в МФЦА
Non-Compliance: цена несоблюдения