Все записи

Салем с берега Рио Де Ла Плата

Четыре года в КБТУ пронеслись быстро... Слишком быстро.

Ночи студента экономического факультета такие же длинные и бессонные, как бы студенты информационных технологий и нефтегаза этого не оспаривали. Мне посчастливилось, и все мои усилия за четыре года не прошли даром – получив полное спонсорство крупнейшей французской нефтяной компании Total на обучение на магистратуре в Париже по специальности «Petroleum Economics and Management», 30 июля 2013 года я улетела из дома. На тот момент я даже не предполагала, что мои возвращения домой с того момента будут всегда краткими и долгожданными, и что домом мне станут земли настолько далекие от моей Родины.

Франция предстала передо мной в расцвете лета с почти тропической влажностью, и лишь изредка опадающий буро-зеленый лист напоминал, что скоро сентябрь с его воронкой учебы, которая из года в год затягивала нас на долгие 9 месяцев.

Магистратура моя началась в нескольких сотнях километров от Парижа, в городе Нант, раскинувшемся в получасе езды на поезде от Атлантического побережья. Там я по программе изучала уже знакомые мне дисциплины: финансовый анализ, стратегический менеджмент и предпринимательство. Обучение было на английском языке, но мой французский мне удалось подтянуть, живя эти четыре месяца во французской семье. Опять же мне улыбнулась удача, и эта семья стала моей опорой и моими первыми друзьями на чужой земле. Постоянные беседы и ужины с моими французскими "родителями" обогатили не только мой словарный запас, но и мой взгляд на различные аспекты жизни.

В январе 2014 года я вернулась в Париж и поселилась в крошечной уютной студии в пригороде Рюэй-Мальмезон. Снова началась учеба, но в этот раз для меня, экономиста, открылись совсем новые дисциплины – геополитика мировой энергии, разведка, добыча и переработка нефти и газа, возобновляемые источники энергии и множество других предметов. Второй семестр дал мне понять, насколько сложна и интересна индустрия энергии.

Обучение велось интенсивно, с большим количеством лекторов-профессионалов, которые о своей работе всегда говорили со страстью и увлечением, изо дня в день передававшимися и мне.

Шесть месяцев пар и бесконечное количество пикников на Марсовом поле спустя, в июле 2014 года, я начала свой первый день практики в Total. Сверкающий стеклянный небоскреб возвышался надо мной со всей серьезностью, и мне было слегка страшновато – справлюсь ли я?

На практику мне удалось попасть в отдел Mergers&Acquisitions (после долгих поисков и большого количества отправленных резюме), где, на мой взгляд, проходил один из самых захватывающих процессов в финансовой жизни предприятия – анализ и оценка возможных сделок, позволивших бы компании укрепить свой портфолио или же диверсифицировать его.

С первого дня стало понятно, что Total – это истинно французская компания. С иголочки одетые мужчины, прибывающие на работу с блестящими кожаными портфелями в руках, длинные коридоры и личные кабинеты (никакого тут тебе open office). Кабинет достался даже мне: на стенах его были развешаны карты месторождений, у окна солидно чернели два экрана компьютера Bloomberg, а на письменном столе возвышалась гора папок с записями и job aids от поколений предшествовавших мне практикантов.

Работа была интересная и динамичная, она включала много анализа и зачастую стратегического взгляда на информацию. Но как бы мне по окончанию моей практики не хотелось остаться работать в финансовом отделе, решилось все не в мою пользу. За месяцы моего пребывания в Total цена на нефть медленно сползла со 120-ти до 45-ти долларов за баррель, так же вниз шли цены на акции Total, и, к сожалению, возможность отдела HR нанимать новых людей в компанию.

Так что после 16 месяцев, проведенных во Франции, я оставила свой временный дом и отправилась к своей новой судьбе, сев на самолет в Аргентину. Почему? Ну, давайте сойдемся на том, что однажды в Париже мне повстречался красивый кареглазый житель Буэнос-Айреса, который повлиял на мое решение переехать к нему на Родину.

Так вот, в июне 2015 года я с двумя чемоданами и неисчислимыми надеждами прилетела в 14-миллионную столицу Аргентинской Республики. В ближайшие полгода я выучила испанский язык, спланировала(и) свадьбу, вышла замуж (все за того же кареглазого аргентинца) и нашла работу в Ernst&Young Argentina.

Могу вам сказать, что найти работу в финансово-экономической сфере в этой далекой южно-американской стране не так уж трудно, но и не совсем легко. Для начала, на работу принимают здесь лишь резидентов страны. Чтобы получить резиденцию и местное удостоверение личности нужно достаточно попотеть: аргентинцы на добрую половину европейские иммигранты, и европейскую бюрократию они без сомнений привезли с собой. К счастью, мне на руку сыграло свидетельство о браке, решив мою административную проблему.

Следующим шагом был, собственно, сам поиск работы. Огромным плюсом в Буэнос-Айресе при устройстве на работу является твердое знание английского языка, ну, или даже не совсем твердое тоже сойдет. Из-за удобного географического положения и недорогой рабочей силы в последнее десятилетие большое количество международных (по большей части американских) фирм открыли в аргентинской столице крупные сервис-центры. Тут можно найти центры EY, Deloitte, KPMG, Accenture, Boston Consulting Group, Chevron, Exxon Mobil, JPMorgan, Michael Page Consulting, IBM и многих других компаний. Конечно же, в Аргентине огромное количество и местных компаний, но в них зачастую требуется знание местной налоговой системы и правил бухгалтерского учета, испанского языка, и (куда ж без этого) наличие связей.

Говоря об образовании, образовательная система в Аргентине разительно отличается от казахстанской. Хотя все государственные университеты предоставляют своим студентам роскошь получить степень бакалавра совершенно бесплатно, большинство студентов работает и учится одновременно. Это значительно удлиняет процесс учебы, и многие студенты заканчивают бакалавриат после 25-ти лет. То есть, в 23 года иметь степень магистра – здесь значимое преимущество.

И качество, которое, на мое удивление, решает примут ли тебя на работу или нет – это твоя способность нравиться людям. Аргентинцев мало впечатляет излишняя самоуверенность и серьезность, они любят приятных, простых людей с хорошим чувством юмора и без лишних выпендрежей. На интервью главная цель – это просто понравиться как человек, а вовсе не сшибить всех с ног своими знаниями в индустрии. Being nice – это важнейшая деталь для счастливой профессиональной жизни в Аргентине.

Поговорим немного о процессе найма. Так как здесь, как и в Казахстане, финансовая сфера характеризуется большим трудовым оборотом, компании нанимают круглый год.

Сам же процесс, если мы говорим о международных компаниях, достаточно прост и прямолинеен – телефонный звонок, где выясняют твои основные данные; групповое интервью с HR, на котором объясняют основную деятельность компании и описание заполняемых вакансий; и одно или два интервью с представителями отдела, в который ты, собственно, надеешься попасть. На моем собственном опыте я не встречала компаний, которые проводят обширные проверки знаний вроде тестов и экзаменов.

Также мой опыт мне показал, что корпоративная культура в компаниях очень различается. В EY царствовал тот же «overtime madness», что и в казахстанских офисах. Отчасти из-за этого после нескольких месяцев в налоговом отделе EY я получила предложение от другой консалтинговой компании Accenture и начала там свою работу как аналитик в департаменте финансового менеджмента контрактов. В данный момент я работаю именно здесь, в Accenture. Работа здесь мне более интересна с профессиональной точки зрения, компания предоставляет много привлекательных бонусов вроде удаленной работы, а рабочий день в 90% случаев для начальных уровней заканчивается в 6 вечера.

Если же обсуждать более "неформальную" культуру компаний, то здесь все предприятия вполне схожи, неважно до скольки длится твой рабочий день и дают ли тебе наслаждаться твоими выходными.

Иерархическая структура, повышенная формальность в обращении с менеджерами, строгий dresscode – все это с трудом отыщешь в каком-либо офисе Буэнос-Айреса. В Accenture эта "расслабленная" этика работы еще более ярко выражена. Во время липкой, влажной 35-градусной летней жары на работе можно увидеть женщин и в маечках на тонких бретелях, и в пляжных цветастых платьях, и в футболках с открытой спиной. На это в летние месяцы смотрят сквозь пальцы. Мужчинам, к сожалению, так не везет, им все так же приходится надевать брюки или джинсы и более или менее представительную обувь.

Продолжая тему "расслабленности", after office – это популярная и всеми любимая традиция в Буэнос-Айресе. В 6.30-7.00 вечера, неважно холод или дождь, пивные бары и кофейни в Microcentro (район, в котором расположена большая часть офисных зданий) заполняется офисными работниками. Среда и четверг – это особо излюбленные дни для послерабочих погулянок.

Корпоративные вечеринки в компаниях, где большая часть работников молодежь до 35-ти лет, тоже не сравнить с корпоративами в Казахстане. В Аргентине это больше смахивает на тусовку друзей: открытый бар, пара приглашенных музыкальных групп и клубная дискотека. Помпезность аргентинцы не ценят, поэтому на их корпоративах не услышишь тостов или отчетов по поводу результатов компании, зато веселье тут длится аж до 5 утра.

Комбинация профессиональных и культурных особенностей рабочей жизни в Аргентине делает ее интересной и динамичной. У аргентинцев, возможно, не научишься пунктуальности или безупречной организованности, но у них можно перенять несколько еще более важных качеств – умение ценить свою личную жизнь за пределами офиса, ладить с любыми типами людей на работе и даже в офисной жизни ежедневно находить маленькие детали, которым можно порадоваться.

Этому я пытаюсь учиться здесь, в далеком мегаполисе южноамериканского континента. И отсюда, с берега Рио Де Ла Плата, шлю вам казахстанский Салем и аргентинское Hola!

Зауре Жумабекова: "Как я получила работу в Хорватии, Аргентине и США"
Мади Сагимбеков: о работе в Booking, этапах интервью и жизни в Амстердаме
21 век: нужны люди с потенциалом
Какой он - настоящий ивент-менеджер?
Один день из жизни мобильного агента ЕНПФ
Кристофер Кэмпбелл-Холт, регистратор Суда МФЦА и Международного арбитражного центра: «Любой казахстанский юрист, имеющий профессиональную юридическую квалификацию, сможет представлять интересы клиента в Суде МФЦА»